ФАНТАЗИЯ И ЦВЕТНЫЕ КАМНИ

Цветные алмазы ювелирного качества встречаются гораздо реже, чем бесцветные. В то время, как бесцветных алмазов добывается несколько миллионов штук в год, цветных алмазов ярких чистых цветов - первые десятки. Их окраска может быть желтой, оранжевой, коньячной, пурпурной, зеленой, розовой, красной, голубой или синей.

В разное время той или иной мировой популярностью пользовались различные цвета алмазов. В девятнадцатом веке и в начале прошлого века наибольшей популярностью пользовались синие бриллианты. Знаменитый синий 42.5-каратный бриллиант "Хоуп" считается самым дорогим небольшим предметом в мире, его оценивают в $200 млн., то есть чуть меньше $5 млн. за карат. В настоящее время сложно сказать, какой цвет камня является более популярным. Так, например, начиная с 1970-х годов, когда были открыты алмазные месторождения в Австралии, на рынок начали продвигать розовые, "коньячные", "винные", лиловые и красные бриллианты из месторождения Аргайл. Сейчас стоимость таких камней достигает $100 тыс. за карат. Цена красных, зеленых и синих бриллиантов колеблется между $400-$500 тыс. за карат. В декабре 2001 года красный бриллиант круглой огранки весом 1.92 карата и качества VS2 был продан за $1.65 млн.
Являются ли черные алмазы фантазийными?

Ситуация с черными бриллиантами требует отдельного обсуждения. До недавнего времени сырье для их производства - черные алмазы - считалось исключительно техническим, т.е. такие алмазы отсортировывались в позицию "борт". Стоимость такого сырья не превышала 10 долларов за карат. Однако какая-то часть такого сырья пригодна для огранки, а именно те кристаллы, в которых черный цвет равномерно распределен по всему объему. Далеко не все специалисты согласны с тем, что ограненный черный алмаз можно называть бриллиантом, ведь он непрозрачен, не сверкает и не "играет", и способен отражать свет только поверхностью. Однако понятно, что торговый термин "черный бриллиант" имеет право на существование в том смысле, что использование этого термина не может преследоваться в судебном порядке.

Черных алмазов гораздо меньше, чем бесцветных (или почти бесцветных), поэтому черные бриллианты и украшения с ними начали позиционироваться как уникальные и быстро заняли свою рыночную нишу. Они популярны, в частности, у мужчин, многие из которых далеки от мысли украшать себя бесцветными бриллиантами и в таком виде появляться на обществе. Стоимость черных бриллиантов гораздо ниже, чем цветных, и существует категория покупателей, которые могут себе позволить черные, но не могут позволить (и даже найти на рынке) цветные. Кроме того, по причине низкой стоимости сырья операции с черными бриллиантами более прибыльны для огранщиков, дилеров и ювелиров, чем работа с бесцветными бриллиантами.

Однако помимо описанных положительных сторон, рынок черных бриллиантов имеет и отрицательные. Поскольку многие эксперты относятся к ним скептически, то владелец черных бриллиантов может почувствовать себя обманутым, если узнает, что "купил борт", или "переплатил", потому что это "вообще не бриллианты" и "относятся к самой последней группе по ТУ, или вообще не соответствуют ТУ". Вторая проблема - это то, что черные бриллианты могут нанести вред высокой рыночной репутации цветных бриллиантов, поскольку претендуют на их роль. Третья проблема - облагораживание. Рост популярности черных бриллиантов вызвал новый виток технологий облагораживания, и в частности, появились фирмы, которые могут "зачернить" низкокачественные, дефектные бриллианты путем облучения или отжига. В свою очередь, геммологические лаборатории ищут пути диагностики следов облагораживания таких камней и публикуют результаты исследований в научной геммологической периодике. Еще одна проблема - под видом черного бриллианта покупателю могут подсунуть искусственный черный муассанит.

Российский рынок

Почти все свои алмазы Россия добывает на месторождениях в Республике Саха - Якутия. В этих месторождениях из фантазийных окрасок встречаются только желтые и коричневые. Поэтому российский рынок цветных алмазов и бриллиантов страдает от нехватки сырья. Российские ювелиры раньше огранщиков почувствовали, что в стране есть спрос на фантазийно окрашенные бриллианты. Однако первые голубые и ярко-желтые бриллианты, закупленные ими за рубежом, были почти все облагороженными, о чем, естественно, иностранные продавцы не сообщали. Вслед за ювелирами огранщики и дилеры увидели возможности, которые несут в себе цветные бриллианты, и на нашем рынке появились бриллианты с природным происхождением окраски. В компании "АЛРОСА" отмечают рост спроса со стороны огранщиков на желтое и коричневое алмазное сырье. Постепенно на рынке возникло понимание, что цветной бриллиант должен сопровождается геммологическим экспертным заключением. В этом заключении должны быть отражены два обстоятельства: природное происхождение камня и природное происхождение окраски. Некоторые лаборатории, например, GTL GIA, имеют отдельный бланк для экспертного заключения на фантазийно окрашенный бриллиант.

Особенности оценки

Что нужно знать, чтобы не быть обманутым при торговле цветными бриллиантами? Во-первых, велика вероятность, что камень может быть синтетическим или облагороженным. Синтезировать крупный кристалл алмаза густой желто-коричневой окраски проще, чем бесцветный. Поэтому любой желтый, желто-коричневый или коричневый бриллиант нужно проверять на предмет природного происхождения. Имеющиеся на сегодняшний день технологии искусственного изменения окраски позволяют изменить цвет природного кристалла на более привлекательный, например, зеленый или ярко-желтый. Поскольку облагораживание не оставляет в камне очевидных следов, необходимо специальное оборудование и диагностические методики. Поэтому задачи диагностики обычно решаются в геммологических лабораториях, и экспертное заключение признанной лаборатории - гарантия подлинности камня и его окраски.

После того, как не осталось сомнений в подлинности камня и его окраски, нужно определиться с его характеристиками, наиболее важной из которых является цвет. Можно сказать, что действующие в России технические требования непригодны для оценки цвета. Такие редко встречающиеся цвета, как розовый, голубой или зеленый согласно ТУ относятся к первой группе цвета, и это неправильно, потому что стоимость камней таких цветов существенно превышает стоимость бриллиантов первой группы цвета. В отношении насыщенных желтых бриллиантов в ТУ есть указание, что они могут быть отнесены к фантазийным, если являются более насыщенными, чем специальный камень - образец. Но поскольку такого образца нет, невозможно в соответствии с ТУ определить, где заканчивается цвет 8-5 и начинается фантазийная окраска. Более пригодны системы, используемые за рубежом, в том числе в GIA и HRD. Общим для этих систем является то обстоятельство, что только лаборатория может уверенно назвать камень фантазийно окрашенным и присвоить ему адекватное описание цвета, а это имеет решающее значение при определении стоимости.

Так, если цвет обычных бриллиантов характеризуется буквенным обозначением от D до Z, в зависимости от насыщенности желтого, то цвет камней, более желтых, чем эталон Z, описывается с помощью термина fancy (фантазийный) и далее в зависимости от оттенка и насыщенности light yellow (светлый желтый), yellow (желтый), intense yellow (интенсивный желтый), vivid yellow (густой желтый) и т.п. При переходе из одной градации в другую стоимость резко подскакивает вверх. А если основной цвет бриллианта не желтый и не коричневый, а, например, голубой или розовый, то камень может считаться фантазийным, если его насыщенность выше, чем у образца цвета К.

По исследованиям издания CNN/Money второе место среди "объектов желания" миллионеров занимают ювелирные изделия с драгоценными камнями и, в частности, наиболее модные в последнее время изделия с цветными бриллиантами. Огранка цветных алмазов является выгодной и перспективной деятельностью. Цепочка, по которой движется камень из месторождения до потребителя - минимальна. Все найденные цветные алмазы, добывающие компании стараются продать непосредственно гранильным предприятиям, получив при продаже максимум прибыли и не оставляя ее посредникам. Гранильные предприятия, в свою очередь, стараются найти покупателя бриллианта, а в большинстве случаев он уже есть, и под его запрос осуществляется поиск сырья и выполняется огранка.

Оценка цветных бриллиантов

Теперь вкратце об оценке цветных бриллиантов. Что касается чистоты, огранки и массы, то здесь действуют те же подходы и правила, что и при оценке бриллиантов обычного ряда. Можно сразу отметить, что эти характеристики ЦБ оказывают в целом небольшое влияние на ценность и поэтому их определение является в какой-то степени делом формальным. В противоположность этому цвет, признанный основным ценообразующим фактором для таких бриллиантов, оценивается совсем по-иному, чем у обычных. Из имеющихся на сегодняшний день в этой области разработок наиболее совершенной по праву считается система оценки цвета Геммологического института Америки (G.I.A.), хотя и она не лишена определенных недостатков и постоянно модернизируется.

Цветовая шкала насчитывает 27 оттенков (желтый, оранжевый зеленый, сине-зеленый и т.д.) и 9 градаций по тону (светлота) и насыщенности (яркость), что дает в итоге около 250 дифференцированных цветов. При описании цвета тон и насыщенность обозначаются следующими терминами: «слабый», «очень светлый», «светлый», «фантазийный светлый», «фантазийныи», «фантазийный темный», «фантазийный густой», «фантазийныи интенсивный» и «фантазийный яркий». С учетом этого, цвета окрашенных бриллиантов определяются как «фантазийный желтый», «фантазийный яркий зеленый», «светлый голубой» и т.д.

В качестве эталонов используются окрашенные бриллианты с известными цветовыми характеристиками. Когда же их гамма оказывается недостаточной, прибегают к помощи «Book of color» А. Мансела, что снимает все затруднения и позволяет определить и дать описание любого встречающегося цвета. Определение цвета бриллианта

Первое. Цвет фантазийных бриллиантов определяется только при просмотре их со стороны площадки. Чтобы избежать при этом ошибок и неточностей, очень важно правильно выдержать геометрию просмотра. Идеальным считается, когда камень, помещенный в белую V-образную кювету, расположен непосредственно под источником света на расстоянии 45 см от него и 20—30 см от глаза наблюдателя, а угол между сторонами воображаемого треугольника источник света — камень — глаз наблюдателя составляет 45°.

Второе. Наблюдение и сравнение бриллианта с эталонами должны производиться в нейтральной по цветовому восприятию окружающей среде. В ГИА для этих целей используют просмотровой бокс «Judge II», имеющий размеры 50х60х50 см, окрашенный внутри в нейтральный серый цвет («№ 7 Neutral grey» по системе Мансела). Его применение позволяет исключить воздействие побочных цветовых эффектов, способных исказить истинную окраску камня, и свободно манипулировать последним в просмотровом пространстве.

И наконец, третье. В качестве источника освещения следует применять лампы белого дневного света с цветовой температурой 6000-6500 К. Они обеспечивают надлежащее качество освещения с высоким уровнем яркости, что весьма важно при наблюдении фантазийных окрасок бриллиантов.

К сказанному следует добавить, что геммологическая лаборатория G.I.A., как и другие солидные учреждения этого профиля, придерживается правила, в соответствии с которым не проводят оценку цвета бриллианта, если установлено, что он получен искусственно.
Сколько стоит цветной бриллиант?

Завершить рассказ о цветных бриллиантах хочется информацией, которая несомненно будет интересна широкому кругу читателей. Речь пойдет о ценах.

Просто сказать, что цветные бриллианты очень дороги, равносильно тому, что не сказать ничего. Скорее, они не очень, а сказочно дороги. Что же касается уникальных экземпляров, то любые определения и эпитеты могут показаться уменьшительными. Судите сами, знаменитый синий 42,5-каратный бриллиант «Hope» считается самым дорогим небольшим предметом в мире. Его оценивают в 200 млн $, то есть чуть меньше 5 млн $ за карат. Поистине фантастической можно считать продажу 27 апреля 1987 года на аукционе «Кристи» в Нью-Йорке 0,95-каратного пурпурно-красного бриллианта «Hancock» за 880 000$, что является рекордом цены за карат когда-либо продававшегося драгоценного камня — 926 300 $. Впечатляют и результаты продаж в последние несколько лет па аукционах «Кристи» и «Сотбис» других фантазийно окрашенных бриллиантов. Это лишний раз убеждает в том, что камни являются не только редчайшим желанным украшением, но и прекрасным средством размещения капитала.

Безусловно, не все цветные бриллианты так фантастически дороги. Основная масса цветных бриллиантов продается по более приземленным ценам. Составить о них представление, ввиду отсутствия традиционных прейскурантов, какими мы пользуемся для «белых» камней, можно, обратившись к прайс-листам фирм-реализаторов.

Так как у цветных бриллиантов цвет является основным ценообразующим фактором, большое значение имеет происхождение окраски бриллиантов, является она природной или полученной искусственным путем.

Бриллианты, имеющие природную окраску, во много раз дороже идентичных по цветовым характеристикам бриллиантов, но окрашенных искусственным путем.

Благодаря научно-техническому прогрессу во второй половине XX века стало возможным изменять окраску природных алмазов. Бомбардировкой кристаллов алмаза электронами, протонами, нейтронами и последующей термической обработкой удается окрашивать их в желтый, голубой, зеленый, коричневый и дымчатый цвета. Облученные в атомном реакторе алмазы приобретают зеленый и коричневый цвета, а помещенные в ускоритель элементарных частиц становятся синими или голубыми. В зависимости от характера и интенсивности облучения изменение окраски может происходить только в поверхностном слое или во всем объеме кристалла, она может исчезнуть через короткое, она может исчезнуть через короткое время или сохраняться без изменений годами.

х природным кристаллам, — считаются лучшими в мире. Синтетические бриллианты производятся из углерода, из которого отчасти состоит и человеческое тело. «Алгорданца» купила российские технологии и привлекла профессора Бланка в качестве научного консультанта. Он отвечает за качество алмазов и внедрение научных разработок в массовое производство.

Синтез искусственных алмазов был придуман еще в прошлом веке: с помощью высокого давления и нагрева углерод превращают в твердые кристаллы, использующиеся для технических нужд -- например, для изготовления банальных стеклорезов. Однако получать в промышленных масштабах алмазы ювелирного качества до сих пор не удавалось. Превратить технический алмаз в переливающийся неповторимым светом бриллиант не смог бы даже самый искусный мастер, так что доходам алмазодобывающих компаний и ювелирных фирм с этой стороны ничто не угрожало.

Тем не менее то, что сейчас научились делать с углеродом несколько небольших американских компаний, может кардинально изменить ситуацию. Частные фирмы Gemesis, Apollo Diamonds, LifeGem недавно начали производить маленькие пробные партии искусственных бриллиантов чистой воды. Причем это не имитация, как, к примеру, гордость отечественной физикохимии -- фианиты, сделанные из окисей циркония и гафния, а «продукт, идентичный натуральному». Как утверждают специалисты, химический состав, твердость, коэффициент преломления, прозрачность и прочие характеристики последнего поколения искусственных и природных алмазов практически совпадают.

Более того, по крайней мере одна из этих компаний -- Gemesis -- готова поставить на поток производство бриллиантов желтого и красного цвета. В природе такие камни - большая редкость. К примеру, красных алмазов в мире, по данным газеты «Майами Геральд», всего полтора десятка. В результате каждый из таких камней стоит целое состояние: султан Брунея отвалил за один из таких раритетов весом всего в один карат миллион долларов. Но, как утверждают в Gemesis, специалистам компании уже удалось создать около 30 искусственных красных алмазов.

Любопытно, что в дело изготовления фабричных бриллиантов внесла свой вклад и Россия. В Gemesis утверждают, что прототип специальной камеры, в которой растут прозрачные кристаллы углерода, был создан еще в советские времена для космических исследований. Действительно, то, что на отечественных орбитальных станциях проводились эксперименты по выращиванию кристаллов в невесомости, -- общеизвестный факт. Да и на МКС сейчас проводится похожий эксперимент. Но никто не предполагал, что эти космические технологии будут использованы для столь приземленного занятия. Компания, впрочем, утверждает, что для своих целей еще и «улучшила» советскую технологию.

Естественно, цены на все «самодельные» камни выставляются гораздо ниже рыночной планки. К примеру, стоимость канареечно-желтых бриллиантов природного происхождения доходит до 50 тыс. долл. за карат. А создатели аналогичной продукции из искусственных алмазов оценивают карат всего в 4,5 тыс. долларов.

Для традиционной ювелирной отрасли это может стать серьезной опасностью. Уже высказываются мнения, что активное производство «самоделок» вполне способно обрушить цены на бриллианты. Ведь если искусственный камень можно отличить от настоящего лишь в специальной лаборатории, то для многих клиентов ювелирных домов возникнет большой соблазн вместо сверхдорогого природного бриллианта заказать себе аналогичный искусственный кристалл и сэкономить на этом несколько десятков тысяч долларов. Если новым компаниям удастся перейти от пробных партий в несколько камней к промышленному производству, то алмазному рынку всерьез грозит «жемчужная революция» (когда в прошлом веке японцы научились выращивать искусственный жемчуг, цены на него упали).

Производители синтетических бриллиантов ведут активную пиар-кампанию по продвижению своего изобретения и пытаются привлечь своими камнями ведущих ювелиров-дизайнеров. Но им приходится действовать в обход обычных путей продажи драгоценностей. Сейчас «поборники природной чистоты» из ювелирных организаций стараются организовать что-то вроде бойкота. Так, отмечает «Майами Геральд», Всемирная федерация алмазных бирж в октябре призвала ювелирные лаборатории не оценивать искусственные бриллианты, что автоматически выкидывает эти кристаллы из своеобразного мирового «рейтинга драгоценных камней».

С другой стороны, не исключено, что новая синтетика так и не сможет завоевать мир: алмазы всегда ценились прежде всего за свою уникальность. И если штамповка искусственных бриллиантов встанет на конвейер, то они потеряют ту самую ауру редкости, что свойственна природным алмазам. А это способно оттолкнуть привередливую публику, готовую вкладывать тысячи долларов в драгоценности чистой воды. Тогда покупатель лишь начнет еще активнее гоняться за природными камнями, точнее за алмазами, снабженными какими-нибудь сертификатами, удостоверяющими их

нститут сверхтвердых материалов - это одновременно и научное учреждение, и завод. Открытия, сделанные в его лабораториях учеными, подхватывают инженеры, которые конструируют необходимые аппараты и организуют новое производство. Здесь делают и штучные алмазы - для буровых коронок и стеклорезов, но главное - алмазные порошки и пасты.

Эти порошки и пасты необходимы для окончательной шлифовки, доводки, притирки наиболее точных деталей различных механизмов. Особенно если эти детали сделаны из природных алмазов, рубинов, сапфиров, или из титановых и вольфрамовых сплавов, или из керамики и стекла. Нельзя обойтись без алмазных порошков и при обработке основных полупроводниковых материалов - кремния и германия.

Сейчас в нашей стране есть и другие предприятия, на которых делают искусственные алмазы. Так что промышленность Советского Союза и братских социалистических стран уже не испытывает недостатка в алмазах - фабрики и заводы могут получить столько алмазов, сколько им нужно. Инструменты с искусственными алмазами - буровые коронки, шлифовальные круги, фильеры для протяжки тонкой проволоки (например, для спиралей электрических лампочек), пилы для особенно твердых и ценных материалов становятся привычными и необходимыми на заводах и фабриках.

А ученые идут дальше. В последние годы в СССР удалось синтезировать особо прочные и крупные синтетические алмазы, в которых множество мелких кристаллов срослись в один "общий кристалл" - он называется поликристаллом. Такими поликристаллами, впаяв их в резец, точат металлические детали на станке.

Это новое достижение советских ученых станет, быть может, началом настоящего переворота в машиностроении: оно дает возможность в несколько раз увеличить скорость обработки металлов и других твердых материалов.

Техника использует 90% всех существующих алмазов - природных и искусственных. А 10% - это ювелирные алмазы - бриллианты. Техника обработки алмазов

Красота алмазных кристаллов, сложность искусства их огранки - придания камням совершенной многогранной формы - делают алмаз самым драгоценным из драгоценных камней.

Из графита можно сделать грифель такого карандаша, а можно - такие бриллианты.

Единица массы драгоценных камней - карат ("кар" - в переводе с арабского "вес зерна" - равен 0,2 г). Бриллиант массой в 1 карат считается довольно большим, камень в 10 карат - редкая драгоценность.

Строгая, благородная красота алмазов зависит не только от их природных свойств. Человек придает алмазным кристаллам определенную форму.

Эта форма далеко не случайна. Она обусловлена физическими законами преломления и отражения светового луча. Грани бриллиантов располагаются так, что большая часть падающего на ограненный кристалл света не пронизывает его насквозь, а, неоднократно преломляясь, отражается от граней вовнутрь камня. Этим и объясняется неповторимая красота сверкания хорошо ограненного алмаза.

Грани в каждом камешке располагаются по строгой геометрической схеме, ступенями. В каждой такой ступени все грани одинаково наклонены к вертикальной оси кристалла. Мастер-огранщик знает и чувствует каждый угол и соблюдает его с большой точностью, несмотря на то что удерживать кристалл при работе с ним, особенно маленький, очень трудно даже с помощью сложных специальных приспособлений. Бриллиантовые грани шлифуют вращающимся чугунным диском, в поверхность которого втерт алмазный порошок (теперь это чаще всего синтетический алмазный порошок).

До сих пор бриллианты делали только из природных алмазов. Но это не значит, что их нельзя делать из алмазов, изготовленных искусственно. Уже синтезированы прозрачные кристаллы хорошей формы массой в карат. Но пока еще они очень дороги, значительно дороже природных такой же величины.

Первый в мире синтетический бриллиант был изготовлен в 1967 г. бельгийским ювелиром Бонруа из кристалла размером около одного миллиметра, синтезированного в Киеве.

Доверие потребителей к бриллиантам складывается из двух составляющих: доверия к алмазу как объекту инвестиций и доверия к алмазу как олицетворению лучших человеческих эмоций. Бриллианты, ограненные из природных алмазов, являются уникальным предметом роскоши, призванным олицетворять чистоту и любовь, в то время как синтетические камни - не более чем созданный человеком продукт, равный среди прочих. Поэтому в части решения данной проблемы важной задачей является недопущение смешивания на рынке этих двух принципиально разных товаров», - заявил глава делегации Тим Дэбсон. «Доверие потребителей к алмазной отрасли невозможно без объяснения основ этого бизнеса, вложений в социальную сферу и охрану природы, а также информирования потребителей, что представляют из себя имитации алмаза, синтетические и облагороженные бриллианты. Демонстрируя, что в алмазном бизнесе соблюдаются этические нормы, экологические стандарты и необходимая прозрачность на всех участках (геологоразведка, добыча, сортировка и оценка, огранка, производство ювелирных украшений, розничные продажи), потребителям, неправительственным организациям, правительствам, деловым партнерам и другим заинтересованным сторонам недостаточно сказать, что мы соблюдаем все нормы: мы должны уметь доказать это!».

Решение задачи укрепления доверия потребителей к природным алмазам в условиях появления на рынке синтетических и облагороженных алмазов компания Де Бирс осуществляет посредством выявления таких алмазов. На протяжении двух десятилетий научно-исследовательское подразделение Де Бирс в Мейденхеде (Великобритания) работает над созданием оборудования для оперативного обнаружения синтетических алмазов. Для диагностики синтетических бриллиантов компания Де Бирс разработала два прибора, позволяющие с высокой точностью отличать природный камень от синтетического – это DiamondView и DiamondSure. Кроме того, Де Бирс требует от своих клиентов предоставлять полную и достоверную информацию о производимых ими бриллиантах.

Такая политика полного раскрытия информации была одобрена ведущими отраслевыми организациями – Всемирной Федерацией алмазных бирж, Международной Ассоциацией производителей бриллиантов, Всемирной Конфедерацией ювелиров. В рамках Всемирной конфедерации ювелиров недавно была создана Комиссия по доверию потребителей.

Важнейшим элементом борьбы за укрепление доверия потребителей является деятельность мирового алмазного сообщества в рамках Кимберлийского процесса, призванного исключить из легального оборота алмазы, происходящие из зон вооруженных конфликтов и добытые незаконным путем. Разработанная и внедряемая в жизнь Схема сертификации Кимберлийского процесса действует с помощью цепи гарантий на каждом этапе движения необработанных алмазов, бриллиантов и ювелирных изделий с бриллиантами.

Российский алмазный бизнес полностью разделяет и реализует на практике международные договоренности, достигнутые в рамках Кимберлийского процесса. Так, Алмазной палатой предпринят ряд мер, необходимых для применения цепи гарантий в торговле драгоценными камнями. В частности, разработана и принята членами АПР, а также подписана другими участниками торговых операций в Палате «Декларация о содействии в предотвращении торговли алмазами, которые имеют происхождение из зон конфликтов». Декларацию также приняли Ассоциация российских производителей бриллиантов и Ассоциация «Гильдия ювелиров России».

Как стало известно из зарубежных источников, Геммологический Институт Америки предлагает специальные устройства, предназначенные для определения синтетических алмазов.

Первый аппарат, DiamondSure, определяет, является ли бриллиант настоящим, природным камнем или требуется специальная проверка его натуральности. Бриллиант помещается в специальное место на приборе, аппарат измеряет и анализирует видимый спектр поглощения камня. Результат выдается в течение нескольких секунд. DiamondSure используется для бриллиантов в оправе и без от 0,10 карата до 10 каратов. Точность прибора - 98%.

DiamondView нужен для определения натуральности камней, с которыми не справился DiamondSure. Этот второй аппарат использует специальную камеру, которая отображает модель свечения, возникающую на поверхности бриллианта после воздействия на него ультрафиолетовыми лучами.

«Письмо президента Уральской геммологической лаборатории Бориса Блинда, адресованное представителям городских и областных властей, заканчивается следующими словами: «Анализируя положение на рынке ювелирных камней, можно сделать вывод, что приобрести изделия со вставками из ювелирных камней без риска быть обманутым стало невозможно. В конце прошлого года геммологическая лаборатория совместно с представителями администрации города провела проверку почти 40 ювелирных магазинов Екатеринбурга. В том числе и весьма именитых. Изложение нарушений заняло почти две страницы убористого текста...» Это - выдержка из уже упомянутого нами в прошлой публикации сетевого варианта уральского бюллетеня «Литос». И это – на Урале, в камнесамоцветной провинции, можно сказать, кладовой России, расположенной вдвое ближе к столице, где существуют ВУЗы с геммологической специализацией, историко-геммологическое общество «Lithica» и широко пропагандируются знания по истории культуры камня, его художественной обработки! О том, что происходит в этой сфере деятельности во Владивостоке, можно только предполагать, т.к. наши немногочисленные посетители интересуются камнями куда меньше уральцев.
Владивосток, как Вы знаете, относительно недавно стал открытым городом, в связи с этим в последние годы резко возрос оборот ювелирных изделий и драгоценных камней между странами Восточной Азии, Южной Америки, США.
Большинство наших клиентов – бизнесмены, моряки, которые привозят из разных стран (в основном, АТР) ювелирные «драгоценности», обычно имеющие названия известных драгоценных камней первого порядка: бриллиант, рубин, сапфир, изумруд, александрит, жемчуг.
Так что же такое драгоценный камень? И почему он считается драгоценным?
Прежде всего, камень должен быть красивым. И хотя красота - понятие довольно абстрактное, и все же – договоримся, что здесь подразумеваются общие понятия о ней. Красота камня складывается из комбинации некоторых свойств, среди которых ключевую роль играет цвет.
Затем, драгоценный камень должен быть прочным — прочности, достаточной для того, чтобы камень можно было носить в ювелирных изделиях. Прочность включает в себя твёрдость (сопротивление царапанью), вязкость (сопротивление удару), а также стойкость к воде, кислотам, свету, изменениям температуры и т. п. К наиболее прочным камням относятся бриллиант, рубин и сапфир. Они могут быть вставлены в любые ювелирные изделия. Другие камни, как например, изумруд, опал и лунный камень, требуют более деликатного обращения, особенно в кольцах и браслетах. Многие ограненные камни могут храниться только в коллекциях, так как их прочность недостаточна для носки в изделиях. К ним относятся такие камни, как кальцит, флюорит, ильваит, касситерит, родохрозит и другие. Следующим важным параметром является редкость. Драгоценный камень должен быть редким, чтобы не быть доступным каждому, но достаточно распространённым, чтобы его знали все. Например, скаполит — прекрасный ювелирный камень, встречаются экземпляры, внешне похожие на аквамарин, но он не получил большой известности, т.к. в большинстве случаев скаполиты имеют сходство с кварцем и являются широко распространенными камнями. Для некоторых камней важна прозрачность. Возьмём, к примеру, алмаз. Только около 20 процентов добываемых в мире алмазов обладают ювелирными качествами, а остальные относятся к техническим. Минимальные размеры ювелирного камня тоже важны, и требования к ним меняются в зависимости от вида камня. Например, бриллианты в 1 мм диаметром используются в ювелирных изделиях, а аметист должен быть не менее 5—6 мм диаметром. Для некоторых камней необходимо наличие «феноменов», т. е. особых свойств, благодаря которым они используются в ювелирных изделиях. Например, опалесценция у опала, адуляресценция (голубой шелковистый отлив) у лунного камня или эффект александрита (изменение цвета от зелёного до пурпурного, в зависимости от освещения).
Но самым важным, на наш взгляд, свойством является неповторимость камня, его индивидуальность. Иначе говоря, нет двух одинаковых природных драгоценных камней. В этом и заключается их величайшая ценность.
Приходит в лабораторию моряк и высыпает на стол целое сокровище – симпатичную кучку разноцветных круглых ограненных камней, размером в 1 – 2 карата прекрасной бриллиантовой огранки. Красивые камни, ничего не скажешь, сверкают - одно удовольствие смотреть. Купил как сапфиры, но сомнения одолели, пришел к нам. Оказалось, все камни – фианиты, стоимостью от 1 до 10 долларов за карат, в зависимости от качества огранки и цветовых характеристик. До недавнего времени кубический диоксид циркония, фианит, был, пожалуй, самой эффектной из всех имитаций бриллианта, а позже стали выращивать фианиты разнообразнейших цветов и оттенков: зеленые – «изумруды», синие – «сапфиры», красные – «рубины» и т.д.
Из Шри-Ланки моряк привез восемьдесят овальных рубинов цейлонской огранки, каждый весом около одного карата. Принес в лабораторию на экспертизу, объяснив, что по пути из Шри-Ланки, в Японии, его должен был встретить покупатель; за эти камни ему пообещали заплатить шесть тысяч долларов, притом, что ему они достались всего в полцены, за три тысячи долларов. Но – никто за рубинами не пришел... Экспертиза показала, что все восемьдесят «рубинов» оказались всего-навсего гранатами – альмандинами среднего качества, стоимостью не больше 3 – 5 долларов за камень. Еще долго эта партия передавалась из рук в руки под разными названиями, изредка попадая к нам...
Среди зеленых камней наиболее популярный и ценный – изумруд. Естественно, и его не обошли стороной изобретательные ученые. Помимо большого количества природных зеленых камней, похожих на изумруд, выращены многочисленные синтетические и имитации.
Синтетические камни (природных аналогов нет) - фианиты, гранатиты (ГГГ и ИАГ), шпинели, синтетические изумруды.
Природные: гранаты (демантоид и уваровит), эпидот, везувиан, флюорит, кварц, диопсид и хромдиопсид.
« Вот, купил за 600 долларов изумруд в Карачи..» – протягивает довольно увесистый, грамм так на 50, прозрачный зеленый неограненный камень мужчина в капитанских погонах. Немая сцена.... С первого взгляда стало ясно: это – флюорит. Стоимость образца (для любителя камней) несколько десятков рублей. Выражение лица обладателя камня приобретает знакомые нам оттенки: недоверие, разочарование, негодование и прочие негативные составляющие, результатом которых обычно является изложение подробностей истории покупки и обещания найти этого продавца...
К «изумрудным» курьезам последнего времени относятся нередкие случаи приобретения «изумрудов», оказавшихся зелеными синтетическими шпинелями или природными хромдиопсидами из Якутии (месторождение Инагли, вблизи города Алдан). Хромдиопсид – красивый камень, достаточно твердый, но к изумруду никакого отношения не имеет. Традиционно изумруд, даже плохонький и невзрачный, не только дороже, но и воспринимается как драгоценный камень, в отличие от тех же шпинелей и хромдиопсидов. Прилагательные – «якутский» или «сибирский» изумруд, по логике продавцов, должны положительно настроить покупателя, даже если ему объяснить, что это торговое название хромдиопсида. К сожалению, нам известны случаи, когда такие разъяснения покупателю не даются, и это приводит к досадным недоразумениям.
Вполне закономерно, что один из наиболее ценных, известных и почитаемых камней – бриллиант имеет наибольшее количество имитаций и с ним связано наибольшее количество курьезных историй.
На одной из местных ярмарок камней-самоцветов чудесная девушка приобрела за $ 4 000 кольцо с жемчугом и бриллиантом и очень гордилась ими... До того момента, пока не обратила внимание, что жемчужина как-то не очень уверенно держится в закрепке. В надежде получить консультацию о способах закрепления жемчужины она обратилась к нам. Ко всеобщему ужасу «жемчуг» оказался пластмассой, покрытой слоем лака, а «бриллиант» – муассанитом...
В настоящее время выращены удачные бриллиантовые имитации и синтетические ювелирные алмазы. В 1970 г. компания "Дженерал электрик" (США) объявила о синтезе ювелирных кристаллов алмаза различного цвета весом до 1 карата. Но стоимость их производства была очень высока, и они не могли соперничать с природными ювелирными алмазами. Теперь и в России, в Новосибирске и Подмосковье, выращивают бриллианты весом до 2 карат, но себестоимость их производства пока настолько высока, что реальной угрозы рынку алмазов они также не представляют.
Иттрий-алюминиевый гранат (ИАГ), гадолиний-галлиевый гранат(ГГГ), фианит - синтетичекие материалы, не имеющие природных аналогов. Наиболее распространенным на нашем рынке является фианит, поговорим о нем более подробно.
Фианит имеет много коммерческих названий, данных ему фирмами-производителями. Фианит - название, принятое в СССР, т.к. впервые он был синтезирован в Физическом Институте Академии Наук СССР (ФИАН). По его лицензии фианит стали получать многие фирмы. Швейцарская фирма "Джевахирджан" выпускает кубическую окись циркония под названием "джевалит"; нью-йоркская фирма "Дженерал корпорейшн" продает ее как "диамонеск"; австрийская "Д.Сварован и Ко" - под названием "цирконий". Синтетические бесцветные сапфир и шпинель можно принять за алмаз только в том случае, если они очень мелкие прямоугольной или круглой формы и вставлены в украшения.
К природным имитациям алмаза относятся бесцветный циркон (Zr Sio4, не путать с торговым названием фианита «цирконий»), шеелит – (вольфрамат кальция). Муассанит, о котором в последние года два так много говорят и пишут, сейчас стал модным ювелирным камнем, разумеется, как имитация бриллианта. Историческая справка.
В числе прочих карбидов Муассан (E.G. Moissan) синтезировал муассанит еще в 1892 году и с тех пор его производство налажено во многих странах. Как полупроводник муассанит обладает уникальными свойствами, исследованиями которых много лет занимаются оборонные предприятия за рубежом и в России. В технике и в быту он известен под названием карбид кремния, карборунд, силит, из которого изготавливают силитовые стержни для электрических печей. Уникальность кристаллической структуры карбида кремния заключается в следующем. Он кристаллизуется в трех сингониях: гексагональной, тригональной и кубической и образует свыше пяти тысяч структурных разновидностей (политипов). Самые «опасные» для геммологов и экспертов - кубические муассаниты, т.к. по диагностическим признакам они близки к алмазу. В осеннем номере журнала «Gem & Gemology» за 2000 год опубликован сертификат (из архива библиотеки Ричарда Т. Лиддикоата) на муассанит, который был диагностирован как зеленый прозрачный бриллиант Робертом Шиплей, кстати, разработчиком множества геммологических инструментов, потомственным геммологом, одним из самых «ключевых» сотрудников. Это произошло в 1937 году. Приведена даже фотография сертификата, подтверждающего принадлежность камня к бриллианту. Как видите, ошибаются даже великие! В 1997 году в эту лабораторию поступили два синтетических темноокрашенных бриллианта предположительно российского происхождения. Однако, микроскопическая экспертиза показала четкое удвоение многочисленных игольчатых включений, настороживших исследователей. Эти включения и их анизотропия помогли идентифицировать камни как синтетический муассанит. С появлением кубического муассанита работы у геммологов прибавилось. Теперь любой чистый от включений бриллиант приходится химически анализировать, т.к. единственным надежным отличительным признаком таких камней является химический состав.
О нахождении муассанита в природе многие годы идут дискуссии и этот вопрос остается неярешенным и сейчас. Еще немного о наших курьезных встречах. Конечно, мы вместе с владельцами камней испытали много разочарований, но были и радостные минуты. Приятно диагностировать и оценивать природные камни – и не только по стоимости, ведь каждый природный камень неповторим, - иначе говоря, не существует двух одинаковых природных камней, и неважно – к какой категории по стоимости они относятся. Трудно решить, кто больше разочарован – богатый человек, обнаруживший потерю какую-то суммы денег, или скромный обыватель, которому было важно найти «свой камень» (например, по гороскопу), чтобы подарить его любимой девушке...Так вот, о приятных сюрпризах. Среди таких посетителей запомнилась пожилая женщина, которая принесла в лабораторию невероятное количество бижутерии, видимо, долго хранившейся в семейных шкатулках, с просьбой разобраться, что за камни в украшениях. Работы хватило на несколько дней. Каково же было наше удивление, когда среди стекол и разноцветной пластмассы мы обнаружили чудесное изумрудное ожерелье с дорогими уральскими камнями! И это не единичный случай! Молодой человек, который, желая узнать стоимость старинных серег с двумя невзрачными бесцветными камнями непонятной огранки, обратился в ломбард, где получил предложение оценить изделия по стоимости золота. Бесцветные затертые камни оказались бриллиантами, каждый весом около 2 карат, с удивительно высокими показателями чистоты и цвета, стоимостью более $ 25 000! Кроме того, на замках серег мы обнаружили клейма мастера, свидетельствующие о принадлежности изделий к раритетам.
Радует, что интерес к драгоценным камням у жителей Владивостока растет. Совещание, проходившее в конце декабря в Дальневосточном Геологическом институте ДВО РАН подтвердило эту положительную тенденцию. Мы надеемся, что в недалеком будущем наши посетители будут получать только приятные сюрпризы! До новых встреч!

ео, лысеющий мужчина с еврейским выговором, стоит за стеклянным прилавком одного из сотен ювелирных магазинов на 47-й улице, в сердце нью-йоркского алмазного района. Лео зарабатывает на жизнь своим уникальным талантом безошибочно определять подлинность и ценность алмазов. Сейчас перед ним три маленьких граненых камешка, каждый весом меньше чем полкарата—розовый, бесцветный и чуть зеленоватый. Лео подцепляет пинцетом розовый камень, аккуратно кладет его на прилавок и внимательно рассматривает в сильную лупу: определяет, «по правилам» ли алмаз отражает свет, какова его чистота, форма, качество огранки. Ту же процедуру Лео проделывает и с двумя другими камнями. «Это настоящие алмазы,—произносит он, протягивая корреспонденту Newsweekвизитку, на которой нет фамилии, только имя.—Они классные, но безбедную старость они вам не обеспечат. Приходите, когда у вас будут камешки побольше».

Профессиональное чутье оценщика на этот раз подвело его. Эти камни на самом деле—вовсе не результат геологических процессов длиной в миллионы лет. Их сделали всего несколько дней назад в одной лаборатории Бостона. Однако Лео—не единственный алмазный дилер, которого корреспонденту Newsweekудалось обвести вокруг пальца. Ицхак Шемцов, владелец павильона №51 на кишащей народом алмазной бирже на противоположной стороне улицы, меряет камни долгим тяжелым взглядом и спрашивает: «Сколько вы за них хотите?»

Ювелира Алекса, чья контора расположена на верхнем этаже дома №67 по 47-й улице, корреспондент Newsweekпрямо спросил, не искусственного ли происхождения эти бриллианты? Алекс оторвался от телевизора и ответил вопросом: «Вы из ЦРУ?» Затем осмотрел камни через лупу: «Нет, нет, они не синтетические». Десятью кварталами севернее, прямо напротив Карнеги-холла, Ли Розенблюм из PlazaGalleriesподвергает камни целой серии анализов. Может быть, это кубический диоксид циркония или муассонит—одна из двух наиболее популярных имитаций алмаза? Ничего подобного: хорошие камни, решает Ли.

Действительно: по химическим и физическим свойствам наши камешки ничем не отличаются от алмаза, найденного где-нибудь в южноафриканских копях. И тем не менее они—творение рук человеческих. Сегодня существуют целых две технологии производства синтетических алмазов, практически не отличающихся от природных. Бостонская компания ApolloDiamondиспользует метод выращивания кристаллов в камере высокого давления и уже этим летом планирует наладить продажу своих алмазов—цветных и бесцветных. А фирма Gemesis, базирующаяся во Флориде, уже продает алмазы редких цветов—желтые и синие,—причем разница в цене между этими и точно такими же природными камнями—до 75%. Известны еще как минимум три компании, работающие по тем же технологиям. Мать-Земля больше не обладает монополией на производство алмазов.

Рынок алмазов в большей степени, чем каких-либо других драгоценных камней, основан на предубеждении. Алмазы встречаются в природе сравнительно часто. Например, сапфиры и рубины, которые, как правило, ценятся ниже алмазов, на самом деле находят в тысячи раз реже. Такими дорогими и вожделенными алмазы делают искусный маркетинг и система распространения, которую поделили между собой несколько крупных компаний.

Пять алмазодобывающих фирм—DeBeers, Alrosa, Leviev, BHPBillitonи RioTinto—контролируют 90% рынка, утверждает RapaportDiamondReport—самое авторитетное в мире алмазов ежемесячное аналитическое издание. Создание «репутации» бриллиантов—в значительной степени заслуга DeBeers, крупнейшей алмазодобывающей компании в мире и создателя самого, пожалуй, эффективного в истории рекламы слогана «ADiamondIsForever» («Бриллиант—это навсегда»). Именно DeBeersпревратила этот камень в символ любви; 85% алмазов в США сегодня покупают в качестве подарка. То же и в других странах: алмаз—это подарок настоящего мужчины любимой женщине.

Что случится, если камни, выращенные в лаборатории, выйдут на $60-миллирдный рынок алмазных украшений? За исключением искусственного жемчуга, ни одна рукотворная драгоценность не становилась еще таким серьезным конкурентом своему природному аналогу; теоретически искусственно выращенные алмазы могут сделать настоящие такими же дешевыми, как кварц. «Рынок просто рухнет,—считает Роберт Хейзен, ученый из Института Карнеги в Вашингтоне.

Если бы технологии выращивания алмазов придумал какой-то один конкретный изобретатель, возможно, DeBeersмогла бы выкупить патент и навсегда упрятать его куда-нибудь подальше. Но то, что происходит сейчас,—итог более чем столетних стараний множества ученых и инженеров. Первый серьезный прорыв был совершен в 1954 г. Трейси Холл, исследователь из компании GeneralElectric, изобрел аппарат, воспроизводящий (на короткое время) в лаборатории условия, при которых формируются алмазы глубоко под землей. В устройстве Холла можно было в течение 38 минут удерживать давление в 100 000 атмосфер и температуру свыше 2500 градусов—из сульфида железа и двух алмазных кристаллов-зародышей выросли несколько крошечных камешков. Они обладали твердостью настоящего алмаза и, следовательно, были вполне пригодны в качестве шлифовального материала. Но они совсем не радовали глаз—слишком уж много было в них включений. Тем не менее как только об успехе GeneralElectricстало известно, акции DeBeersстремительно упали в цене, рассказывает Хейзен в своей книге TheDiamondmakers(«Изготовители алмазов»).

Изобретение Холла усовершенствовали другие инженеры GE. Массивный пресс высотой почти в два этажа позволил корпорации к концу 1960-х выращивать камни ювелирного качества—вот только стоили они пока куда дороже природных! Но в 1989 г. команде пяти российских ученых в Новосибирске удалось вырастить кристаллы, используя относительно низкое давление—в 60 000 атмосфер. Это сильно удешевило процесс.

После распада Советского Союза российские ученые начали искать инвесторов. DeBeers, по словам Виктора Винса, бывшего советского ученого, подключилась уже в 1993 г. «Вокруг всего этого было много шума,—вспоминает Винс.—Они пригласили меня в Лондон и в Йоханнесбург. Они предложили мне работать с ними в качестве консультанта. Я думаю, они просто не хотели упускать нашу промышленность». Картер Кларк, американский предприниматель, настроился на алмазную волну во время своей поездки в Россию. В 1996 г. он купил за $57 000 камеру для выращивания алмазов размером с посудомоечную машину и основал компанию Gemesis, которая сейчас производит по 100 каратов в неделю.

Пока Кларк прочесывал постсоветскую Россию в поисках бриллиантовых технологий, Роберт Линарес, основатель ApolloDiamond, разрабатывал другой метод. Его компания начала с изготовления тонких алмазных дисков для полупроводников—в замену силиконовым. По технологии Трейси Холла алмазы наращиваются на крошечные кристаллические зародыши при высокой температуре и под большим давлением. А в Apolloпридумали добавить в камеру газовую смесь определенного состава. При этом атомы углерода оседали на зародышах, словно пыль на старой мебели, чтобы кристалл формировался слой за слоем. Инженеры обнаружили, что таким способом—он называется «химическим осаждением из газа»—можно получать более крупные и совершенные камни. Камешки, которые Newsweekпроверял на подлинность, были изготовлены как раз Apollo. В компании признают, что еще не умеют делать камни больше одного карата весом, однако обещают изготовить «двухкаратник» уже к 2006 г. Промышленное производство запустят через 6 лет, скорее всего в сотрудничестве с ювелирными дизайнерами. Цены на драгоценности Apolloбудут на 10–30% дешевле, чем на природные бриллианты. Gemesisвообще устраивает демпинг—$4800 за однокаратный желтый бриллиант; такой же природный камень стоит $18 000.

На самом деле рукотворные камни могут быть еще дешевле. Себестоимость искусственно выращенных алмазов не разглашается—кто же захочет провоцировать гнев алмазного истеблишмента, который называет фирмы вроде Apolloи Gemesisмошенниками, пытающимися всучить неискушенной публике подделки? А «мошенники» тем временем скромно называют свои камни «культивированными алмазами». Впрочем, вокруг этого названия уже идет настоящая война: алмазные гиганты утверждают, что аналогия с культивируемым жемчугом вводит покупателей в заблуждение. Ведь жемчуг, даже культивируемый, растет все же в природных условиях—в отличие от камней Линареса. В Германии этот термин уже запрещен в судебном порядке.

И все же DeBeersпока делает вид, что «синтетика» им не конкурент. Стивен Люссье, исполнительный директор DeBeersпо маркетингу, ссылается на результаты опросов: 94% женщин все равно выбрали бы настоящие камни, а не синтетические. Ученые могут сколько угодно рассуждать о химической и физической идентичности, однако, говорит Люссье, ученые «не понимают, что именно делает алмаз таким желанным для мужчин, которые его покупают, и женщин, которым его дарят». «У рынка роскоши свои правила, и никогда синтетика не заменит природу»,—вторит вице-президент компании АЛРОСА Сергей Улин.

Конечно, многие потребители еще долго будут ценить уникальность природных алмазов и не позарятся на искусственно выращенные, пусть даже со скидкой. Другое дело, что покупателям уже не сегодня-завтра смогут просто подсунуть синтетику. «Приобретайте бриллианты известных марок,—советует Улин.—Они будут несколько дороже, но вы точно получите настоящий камень—серьезные продавцы никогда не пойдут на обман, и не подсунут вам синтетику: они знают, что алмазная гильдия им этого не простит». Солидный продавец обычно выдает сертификат подлинности, однако такой «паспорт» выписывают, как правило, на бриллианты ценой от $1000, дешевые чаще всего продаются без документов.

«Мы не боимся обвала рынка, мы боимся подорвать доверие покупателей»,—говорит вице-президент АЛРОСА. С этой опасностью, считает Улин, можно бороться лишь одним способом: внедрить систему обязательной сертификации. Тогда ознакомиться с происхождением бриллианта смогут не только обладатели толстого кошелька, но и те, кто покупают подарок любимой за $200–300. Конечно, сертификат будет не бесплатным—он обойдется в $30–40. Это предложение АЛРОСА будет обсуждать с другими производителями «настоящих» алмазов уже весной.

Впрочем, пока россиянам можно не опасаться нашествия синтетических камней—наш рынок наводнен дешевыми имитациями. В геммологический центр МГУ довольно часто приходят люди с просьбой проверить камень, который они приобрели. «Мы проверяем их камни; чаще всего синтетику подсовывают в Европе, Израиле,—рассказывает главный эксперт центра Александр Столяревич.—Недавно заходил один, купил однокаратный камень медового оттенка в Африке, продавали как настоящий, оказался искусственным». Причем камень, по мнению Столяревича, российского происхождения: скорее всего попал в Африку из Новосибирска, где умеют делать качественные камни весом больше карата. Новосибирские умельцы продают небольшие партии бриллиантов за рубеж вполне корректно—не скрывая, что камни искусственные. Но сертификат, где написано «сделано в лаборатории», не обязательно показывать покупателю. Африканские дилеры и не показывают. Хорошо еще, что российские синтетические камни сравнительно просто распознать в лабораторных условиях—они гораздо грубее тех, что делают в Apolloи Gemesis. «В нашем центре проверить камень можно за 200–300 рублей»,—говорит Столяревич. Африканскую подделку, например, проверяли с помощью ультрафиолета. В структуре кристалла нашли нетипичные для природного камня узоры в виде креста. По словам Столяревича, «такие деформации появляются, если камень выращивается в ускоренном темпе». Пара часов—и клиент геммологического центра получает обидную резолюцию—«алмаз искусственный». Больше всего, конечно, страдает кошелек покупателя: синтетический однокаратный бриллиант, купленный по цене природного,—это несколько тысяч долларов на ветер. Правда, по словам Столяревича, клиенты центра никогда не говорят, почем взяли подделку—стыдятся признаться, что погнались за дешевизной.

Отличить имитации от настоящих алмазов не слишком сложно, однако если на рынке появятся качественные камни подобные тем, что делает Apollo, в алмазной индустрии может воцариться хаос. Придумает ли DeBeers—или кто-нибудь другой—дешевый и простой способ отличать искусственно выращенные камни от природных? Специалисты Международного геммологического института (Нью-Йорк) использовали мощный микроскоп, чтобы изучить алмазы, созданные Apollo, на предмет включений—маленьких частиц посторонней породы, иногда попадающих в кристалл, пока он формируется под землей. Однако в природе тоже встречаются «слишком чистые» алмазы.

Международный геммологический институт использовал спектрограф стоимостью $40 000, чтобы определить наличие в камне азота (если он есть—алмаз природный). Затем камешки прогнали через два прибора, предоставленных DeBeers. Первый, DiamondSure, также проверяет содержание азота. Второй, DiamondView, изучает «историю роста» алмаза. Однако этот тест работает, только если алмаз выращен методом высокого давления. В случае с осаждением из газа он бесполезен: ведь тут структура кристалла формируется так же, как и у настоящих алмазов. Результат дал только последний тест: алмаз заморозили в жидком азоте, просветили его лазерным лучом и измерили длину световой волны, проходящей через камень. Оказалось—737 нанометров; у природного камня было бы 741.

Со временем и другие инженеры научатся создавать совершенные алмазы. Появятся новые тесты, но рано или поздно производители наверняка найдут способ обмануть их. Придумают, как «вручную» добавить в камни включения или небольшое количество азота, подделать «историю роста»... «Проверка на подлинность—это вечная борьба брони и снаряда»,—вздыхает Дэвид Вайнштейн, исполнительный директор Международного геммологического института.

Поэтому DeBeers уже сейчас решила подстраховаться. Компания разрабатывает свою собственную технологию химического осаждения из газа и внимательно изучает технологии высокого давления. Если искусственные алмазы ювелирного качества завоюют рынок, DeBeers скорее всего снова займет на этом рынке не последнее место—ведь в запасе у нее куда большие технологические и маркетинговые ресурсы, чем у любого другого игрока. Алмазы навсегда—в этом нет никаких сомнений. Только вот какие именно—пока непонятно.